Модерн токинг как переводится

Да он Болен: как Modern Talking помогли перестройке и ускорению

модерн токинг как переводится

Музыкальным продюсерам, как правило, везет по денежной части (иногда даже больше, чем их подопечным), но вот со славой у них обычно категорически не складывается. Все (теперь после фильма — наверняка) слышали хотя бы про Queen, если не их самих, но почти никто не знает имени Роя Томаса Бейкера, создавшего звучание «Богемской рапсодии».

Даже завзятые фанаты Майкла Джексона редко в курсе, кто такой Куинси Джонс (а поклонники джаза в свою очередь делают вид, что великий джазмен никакого отношения к «этой попсе» не имел). Есть, конечно, и исключения, причем даже на национальном уровне: вряд ли найдется житель Германии или бывшего СССР в возрасте 40–50 лет, который не узнает с первого взгляда этого блондина с бульдожьим прикусом.

Три десятилетия назад дуэт, в который он входил вместе с волооким брюнетом-вокалистом, в наших краях или безоговорочно обожали, или столь же рьяно ненавидели (таких, правда, было меньшинство). Сегодня, пожалуй, даже былые ненавистники испытывают ностальгию по песням, сочиненным Дитером Гюнтером Боленом, отмечающим 7 февраля 65-летие.

По случаю юбилея «того из «толкингов», который блондин» «Известия» вспоминают о феномене успеха Modern Talking — и о том, какую роль в этом сыграл продюсер и композитор группы.

Немецкая слобода

Эта немецкая группа с откровенно бессмысленным названием была для СССР символом «перестройки» и «гласности» — пожалуй, не меньшим, чем кооперативные ларьки, программа «Взгляд» или родимое пятно на лысине генсека.

Истошный вопль фанатки «Томас, киса, ай лав ю!» с галерки «Олимпийского» во время фонограммного концерта «Томас Андерс Шоу» в 1987 году был по-своему таким же призывом к свободе, как и «Мы ждем перемен!».

«Киса», впрочем, приехал уже один — Modern Talking к тому моменту распались; да и его напарник и по сути создатель группы Дитер Болен «кисою» поклонниками не воспринимался.

Если сладкоголосый вокалист разбивал девичьи сердца, то нордический блондин с гитарой служил образцом мужественности (хотя, по чести говоря, мужчины в числе любителей приторного евродиско были всё же в меньшинстве). Советское начальство к немецкому дуэту тоже явно благоволило: альбом Let’s Talk About Love «Мелодия» выпустила по лицензии довольно оперативно, да и на ТВ Modern Talking были частыми гостями.

В России почему-то принято считать, что популярность Modern Talking была исключительно нашим местным феноменом; в «приличных» странах-де слушали совсем другую музыку. Это, однако, не так: в 1985–1988 годах «токингомания» охватила всю континентальную Европу, и даже в обычно индифферентной к исполнителям из неанглосаксонских стран Великобритании у группы было четыре сингла в топ-100 (Brother Louie поднялся аж до четвертого места и продержался в хит-хит параде 10 недель).

Устояла только Северная Америка — впрочем, даже для англичан попасть в «обойму» по ту сторону Атлантики почти всегда было непростым делом (феномен The Beatles не в счет, к тому же и им пришлось появиться на самом популярном тогда в США «Шоу Эда Салливена», чтобы Америка пала перед их обаянием). По количеству проданных записей (более 120 млн — причем 65 млн разошлось только за 1985–1988 годы) группа обогнала даже «монстров рока» Scorpions и, судя по всему, остается самым востребованным немецким поп-коллективом ХХ столетия.

Массовое производство

Претендующая на «высоколобость» критика называла песни Болена однообразными. Это, в общем, тоже не так: они не более однообразны, чем 95% любых других поп- и рок-хитов.

Сам Болен в припадке откровенности сравнивал свои творения со стиральным порошком: «названия разные, а так одно и то же».

Но и песни большинства «настоящих рокеров» построены на одних и тех же трех-четырех аккордах; по степени одинаковости композиций какие-нибудь Status Quo или AC/DC мало чем отличаются от Modern Talking.

«Чем проще песня, тем она понятнее обычному парню с улицы», — говорил еще в 1979 году Ангус Янг — и был совершенно прав.

Для рока эта простота во многом наследие блюза, в котором фразировка и интонирование важнее гармонического и мелодического разнообразия; в поп-музыке обычно пренебрегают и этими компонентами.

В случае с Modern Talking, как ни парадоксально, слабым звеном (с музыковедческой точки зрения) был не сам песенный материал, а абсолютно «охлажденная», почти полностью лишенная эмоций вокальная манера Томаса Андерса, «делавшего слушателям красиво» с темпераментом взволнованного биоробота.

А песни, повторимся, были вовсе не такими плохими.

Не получивший музыкального образования Болен (он закончил Геттингенский университет с дипломом МВА — и навыки управленца ему явно сгодились в дальнейшей карьере в шоу-бизнесе) сочинял без оглядки на правила композиции — точно так же, как это делали, страшно сказать, Леннон с Маккартни.

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Как переводится l am

И точно так же, как за два десятилетия до Modern Talking, «битловские» творения выделялись на фоне «правильных» и от того невыносимо скучных сочинений профессиональных поп-композиторов, песни Болена выгодно отличались своей «неправильностью» от скучной продукции маститых немецких «шлягермахеров».

Кстати, с чисто технической точки зрения Болен, упорно игнорировавший в своих минорных композициях предписываемую теорией мажорную доминанту, был ближе к столь же безалаберным по части соблюдения правил британским любителям минора Pet Shop Boys и Depeche Mode, чем к традиционному диско.

Собственно, и выбранный Боленом инструментарий был весьма далек от традиционного поп-арсенала и полностью соответствовал тогдашней пост-«нововолновой» моде: бывшие еще в новинку цифровые синтезаторы, псевдофанковая, а местами сэмплированная гитара, щедрое использование реверберации. К саунду, впрочем, приложил руку и звукоинженер Луис Родригес, а вот легкое синкопирование было находкой самого Болена.

Именно этот слегка «вихляющий» ритм и стал одной из причин, по которым Modern Talking особенно приглянулись жителям Восточной Европы — едва ли не на физиологическом уровне. «Это же полечка!» — объяснял популярность группы в СССР певец Михаил Муромов, сопровождая речь недвусмысленными телодвижениями.

Поговорили, разошлись

В 2019-м, спустя три с лишним десятка лет после всемирной славы, эти «полечки» слушаются на удивление свежо — даже без учета ностальгии. Такие песни, увы, больше никто не пишет и вряд ли будет в обозримом будущем — сегодня на музыкальном рынке востребовано совершенно другое. Сами же герои после разлада в 1987 году пошли разными путями.

Томас Андерс состриг знаменитые кудри и усердно окучивал тучные южноамериканские пажити (с перерывом на внезапное возрождение Modern Talking в 1998–2003 годах — коммерчески весьма успешное, но крайне унылое по части нового музыкального материала).

Дитер Болен до конца 1990-х успешно работал на родине, выпуская хиты со своей новой группой Blue System, а заодно усердно продюсируя британских звезд третьей величины — вроде экс-вокалиста Smokie Криса Нормана, Леса Маккьюэна из Bay City Rollers или любимицы домохозяек Бонни Тайлер.

https://www.youtube.com/watch?v=-wDwnZDa9-8\u0026list=PLFXrD0bIyX9GZ0dTa6r-BpP5AZPCIKKPZ

Профессионализма у Болена, конечно, не отнять: все они добивались приличных результатов в континентальной Европе (не исключая и Россию, разумеется), оставаясь благополучно забытыми на родных островах. Сам Болен продолжает быть в центре внимания немецкой публики: с 2002 года он занимается телешоу Deutschland sucht den Superstar («Германия ищет суперзвезду»), тамошним аналогом британского Pop Idol и нашего «Народного артиста».

Питомцы Болена принесли ему как продюсеру и автору песен 15 хитов, занявших первое место в национальном хит-параде ФРГ. Его дом под Гамбургом известен всем в городе; маршрут, пролегающий мимо, местные называют просто «Ди-Бо».

Он продолжает купаться в лучах славы, возможно, не столь яркой, как некогда, зато не менее эффектной в финансовом отношении.

Кстати, за несколько дней до 65-летия Болена по немецким соцсетям пополз слух о его смерти (к счастью, быстро опровергнутый) — а такие слухи, как известно, лучшее свидетельство популярности настоящей звезды.

А Modern Talking, похоже, окончательно избавились от стигмы «дешевой немецкой попсы» и заняли свое место в пантеоне героев 1980-х — возможно, и не самое высокое, но достаточно почетное.

Источник: https://iz.ru/842092/vladislav-krylov/da-bolen-kak-modern-talking-pomogli-perestroike-i-uskoreniiu

Modern Talking – история создания и творчество

модерн токинг как переводится

Modern Talking – культовая группа. Ее участники заслужили такой славы, ведь их песни узнаваемы по первым аккордам и так и тянут на танцпол. Более 100 миллионов проданных записей говорят о многом. Никому не удалось добиться большего успеха в стиле евродиско, чем парням из Modern Talking.

Мог ли подумать Томас Андерс во время студийной записи песни «You’re My Heart, You’re My Soul», что эта композиция в корне изменит всю его жизнь. Это была их первая песня и мгновенное попадание в суперхиты.

Сладкоголосое начало

В начале 1980-х годов только появился стиль евродиско, а вместе с ним и композитор Дитер Болен. В то время он работал в музыкальном издательстве и почти все, что звучало в Германии, было написано им. Голосовые данные Дитера не были выдающимися, а вот композиторские способности быстро помогли ему встать на ноги. Болен понял, что для полного успеха ему не хватает англоязычных композиций и певца, чей голос смог бы сделать из его песен настоящие хиты.

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Как читается на английском языке

В это время в Гамбург для записи своего альбома приехал молодой Томас Андерс. После завершения работы у него до самолета оставалось еще два часа, и этим воспользовался Дитер. Он предложил Томасу записать свою новую песню «You’re My Heart, You’re My Soul». Прослушав музыку на кассетном магнитофоне и прочитав слова, Томас загорелся этой композицией.

Сингл был выпущен в сентябре 1984 года, но никто его особо не покупал. За первые 2-3 недели было продано всего около 1 000 пластинок. Но уже после рождественских праздников эта цифра возросла в 60 раз. Только тогда парни поняли, что возможно, они попали в яблочко.

Современный разговор

Modern Talking – так назвали свою группу два молодых и талантливых музыканта из Германии. Название было навеяно успехом группы Talk, Talk. Дитер писал песни одну за другой, так что весь дебютный альбом с незатейливым названием «The First Album» легко удалось составить полностью из его композиций.

Песни у Дитера лились рекой, и группа выпускала в год по 2 пластинки. Сегодня такого уже не делает никто.

Микс из нормального мягкого голоса Томаса Андерса и фальцетных тонов, которые Дитер Болен 50 раз накладывал друг на друга, как в песне «Cheri, Cheri Lady», и создавали тот контраст, который оказался востребованным и имел огромный успех.

Дальнейший их успех растянулся от Японии до Таиланда, от Китая до России, от Южной Америки до Франции. Это была настоящая популярность, часть истории поп-музыки. Один за другим они выпускали шлягеры, получали музыкальные премии, такое трудно даже было предположить. Modern Talking стали самой популярной немецкой группой всех времен.

Наступил момент, когда Дитер Болен с Томасом Андерсом не могли уже выйти на улицу, где бы они не оказались, всюду их окружала толпа поклонников. А перед домом Томаса вообще разворачивались душераздирающие сцены. Подъезжал парень с такими же темными волосами и в похожей одежде, выходил из машины, и к нему неслись поклонницы с визгами и криками. Каково же было их разочарование, когда правда раскрывалась.

С такой же любовью группу Modern Talking встречали и за пределами их родины. В крупнейших столицах мира перекрывались целые улицы из-за того, что собирались десятки тысяч людей, чтобы увидеть своих любимых музыкантов. Теперь даже трудно понять, что им нравилось больше – их музыка или созданные образы.

Музыкальные рекорды Modern Talking

Песни «You’re My Heart, You’re My Soul», «You Can Win If You Want», «Cheri, Cheri Lady», «Brother Louie» объединены в своеобразный рекорд. Они исполнялись в течение двух лет и становились хитами № 1 в Германии. Кроме этого, 4 подряд альбома Modern Talking стали мультиплатиновыми. Этот рекорд до сих пор никто побить не может.

https://www.youtube.com/watch?v=FJbb3P5utSE\u0026list=PLFXrD0bIyX9GZ0dTa6r-BpP5AZPCIKKPZ

При этом среди американской аудитории группа была не очень популярна. Там в середине 1980-х годов господствовали совсем другие музыкальные стили.

Если в Европе достаточно было выступить в 8-10 крупных городах, чтобы обозначить свои позиции на музыкальной карте, то для Америки это отметка должна была составлять 50-60 городов.

Пока они завоевывали европейскую аудиторию (в том числе и привередливых англичан), на Соединенные Штаты просто не хватило нужных сил. Возможно, именно поэтому их песни никогда не попадали в американские чарты.

Третий лишний

Томас и Нора

Несмотря на все творческие победы, через три года в группе назрели проблемы, не последнюю роль в которых сыграла жена Томаса Андерса – Нора. Это трио стало пороховой бочкой, внутри которой была уже критическая ситуация. Менеджеры и продюсер от альбома к альбому думали только о том, как спасти группу от распада.

Для самих участников группы это не было неожиданностью. Позже Дитер Болен признавался, что находить общий язык с Норой было очень сложно, возможно в силу десятилетней разницы в возрасте.

Томас был рад распаду коллектива, у него наконец-то появилось свободное время, и закончилась жизнь на чемоданах. А Дитер не собирался отдыхать и создал новый проект Blue System.

Вместе невозможно и врозь никак

10 лет они шли каждый своим путем, пока в 1998 году их дороги снова не пересеклись. Невозможно дважды войти в одну и ту же реку, Андерс и Болен это прекрасно понимали, поэтому ужасно переживали, не станет ли их воссоединение и возвращение под знамена Modern Talking провальным.

Первые семь лет после распада музыканты даже не виделись, потом начали постепенно налаживать общение, редко видеться. А потом менеджер звукозаписывающей компании, с которой они работали, предложил им возродить коллектив и попытаться завоевать былую популярность.

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Как по английски профессии

Оба поначалу были не особо сговорчивыми в этом вопросе, но что-то все же заставило их вновь выйти на сцену вместе, как когда-то.

Модернизировав несколько старых хитов и засветившись в нескольких телепрограммах, Томас Андерс и Дитер Болен объявили о возобновлении творчества коллектива. Были созданы новые песни, которые становились шлягерами один за другим.

К тому моменту Дитеру было уже 44 года, а Томасу – 35. Они оба сменили имидж, было заметно не только внешнее взросление двух талантливых личностей, но и иное поведение – они уверенно чувствовали себя на публике, имели внутренний багаж, которым могли поделиться со зрителями посредством песен.

Хитовое возвращение Modern Talking

Первый после воссоединения альбом «Back For Good» стал лидером мировых продаж, занял первые строчки хит-парадов многих стран. Только за первый день в музыкальных магазинах раскупили 180 тысяч экземпляров. В Германии он стал четырежды «платиновым сборником».

По всему миру было продано 26 миллионов дисков. Эта цифра превзошла все ожидания Дитера Болена, успех оказался ошеломительным. Это был самый раскупаемый альбом года.

Во многом этому способствовало молодое поколение, которому пришлось по душе творчество воскресшей группы Modern Talking.

В это время музыканты часто привлекали к сотрудничеству вокалистов из проекта Дитера Болена Blue System, а также рэпера Эрика Синглтона. Но не всем поклонникам такое оригинальное трио нравилось, многим хотелось видеть своих любимчиков в привычном составе.

Новым хитом, который взорвал мир в 2001 году, стала композиция «Last Exit To Brooklyn». В то же время они записали не менее популярную песню-гимн для гонок «Формулы-1» – «Win The Race». В этом была заслуга Дитера Болена и его коммерческой хватки. Он не просто талантливо сочинял песни, его мысли были заняты и тем, как продвинуть композицию, что нужно сделать, чтобы она стала очередным хитом, и более того – гимном «Формулы-1».

Тематику песен группы того периода музыкальные критики обозначали двумя словами – «любовь» и «успех», имея в виду два суперхита группы Modern Talking – «Sexy Sexy Lover» и «Ready For The Victory». Никто из менеджеров группы и мечтать не мог, что камбэк Modern Talking станет триумфальным и произведет такой фурор.

Back in USSR

Отдельного упоминания заслуживают творческие «взаимоотношения» группы с бывшим Советским Союзом и впоследствии странами СНГ. Еще с 1980-х годов участники Modern Talking были в СССР абсолютными звездами, они не боялись приезжать в коммунистическую страну, в отличие от многих своих коллег. Не пропал интерес у российской публики к Дитеру и Томасу и после их воссоединения.

Телепромоутер группы Петер Ангемеер рассказывал в интервью, что одна из близких знакомых нынешнего президента России Владимира Путина попросила у него в качестве подарка ко Дню рождения выступление Томаса Андерса. Так группа Modern Talking оказалась после воссоединения с концертом в Кремле.

Конец легенды

Группы такого уровня и масштаба как Modern Talking ранее не было. Столько хитов № 1, 12 альбомов за два периода существования коллектива, масса «золотых дисков» и, конечно же, замечательные видеоклипы на рубеже 2000-х годов. Жирная точка «второй фазы» группы была поставлена песней «TV Makes The Superstar», а последний их концерт состоялся 21 июня 2003 года в Берлине.

Подбивая итоги, можно констатировать, что за первый 3-хлетний и второй 5-тилетний периоды существования, группе Modern Talking удалось установить массу рекордов и главное – завоевать столько поклонников и наград по всему миру, сколько другим группам и за 40 лет не удается собрать.

Может быть, время так совпало, а может звезды стали именно так, что этим двум музыкантам суждено было оставить не очень длинную, но такую запоминающуюся страницу истории музыки.

Немцы могут испытывать гордость за Modern Talking, ведь у них не так много групп и музыкантов, которым удалось добиться такого успеха во всем мире.

ФАКТЫ

Музыканты Modern Talking всегда имели своеобразный стиль одежды. Томас выходил на сцену в элегантных пиджаках или жакетах и в светлых брюках, а Дитер отдавал предпочтение оригинальным спортивным костюмам пастельных тонов. При этом у Томаса в первый период существования группы на груди всегда носил цепочку в виде слова NORA. Тогда многие над ним посмеивались и считали подкаблучником, дав прозвище «Цепочка Нора».

***

Оказывается знаменитую песню «Brother Louie» Дитер Болен посвятил звукоинженеру Луису Родригесу, который многие годы помогал ему делать аранжировки для его композиций.

Источник: https://vmiremusiki.ru/modern-talking.html

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
English lessons
Как по английски я тебя люблю

Закрыть